Понедельник, 25.06.2018, 11:39
Приветствую Вас Гость RSS
Киево-Печерская лавра
ГлавнаяКаталог статейРегистрацияВход
Меню сайта
Категории каталога
Ближние пещеры
Дальние пещеры
Друзья сайта
Свято-Троицкий Ионинский монастырь
Главная » Статьи » Святые Киево-Печерской лавры » Ближние пещеры

Пимен блаженный, Печерский

Приступая к повествованию о блаженном Пимене, остановим наше вни­ма­ние на его великом мужестве в страданиях и отсюда научимся, что болез­ни должно пере­носить терпеливо и что сила Божия в немощах совершается.

Блаженный Пимен родился на свет больным, больным он и вырос. Но сия телесная болезнь не дала в нем места болезни духовной: он был чист от по­роков и соблюл девство от утробы матери. Неоднократно просил он своих роди­телей, чтобы они позволили ему удалиться в монастырь для пострижения в иноческий образ, но из сильной любви к нему они не соглашались на эти просьбы, желая иметь его наслед­ником по своей смерти. Однажды по действию Божественного Промысла, устрояющего все к лучшему, блаженный Пимен осо­бенно сильно заболел, так что даже не надеялся и на выздоровление. Повинуясь необходимости, родители принесли его тогда в Печерский монастырь и просили живших в нем преподобных отцов помолиться об избавлении их сына от бо­лезни. Но усердные молитвы иноков не принесли исцеление болящему, ибо молитва самого блаженного была сильнее молитвы их всех. Он не просил себе здоровья у Господа, но, напротив, молил о продолжении болезни, зная, что если будет здрав, то родители возьмут его из монастыря и лишится он осу­ществления заветного желания. Так как отец и мать были здесь и не давали возможности сыну принять пострижение, то блаженный впал в великую печаль и прилежно начал молиться Богу, чтобы Он исполнил его желание какими Сам ведает путями. И вот в одну ночь, когда родители его и рабы были пог­ружены в глубокий сон, вошли к нему светлые Ангелы, одни из которых были в образе прекрасных юношей, другие — как игумен и братия. Они несли в руках святое Евангелие, свечи, власяницу, мантию, куколь и все остальное, нужное при пострижении. «Желаешь ли, чтобы мы постригли тебя?» — спросили они препо­добного. Он с радостью отвечал: «Ей, хочу! Бог послал вас; молю, испол­ните жела­ние моего сердца». Они тотчас же начали творить вопросы, совершая сполна все, что положено в уставе иноческого пострижения. Так они постригли его в великий ангельский образ, облекли в мантию и куколь, нарек­ши Пименом. Вручив же ему по обычаю свечу горящую, сказали: «Сорок дней и ночей не угаснет свеча эта». Вместе с тем они предсказали ему всегдашнее страдание от телесных болезней, заметив при этом, что получение здравия будет знамением наступления смерти. И целовав новопостриженного, они уда­лились в церковь, где положили на гроб преподобного Феодосия (+1074; память 3/16 мая и 14/27 августа) волосы его, завернувши их в полотно.

Иноки, находившиеся в ближних келлиях, слыша пение, разбудили прочих, пола­гая, что или игумен с некоторыми из братии постригает болящего, или он преста­вился. Все вместе они отправились в келлию, где лежал преподобный. Но придя, нашли всех спящими, отец, мать и слуги также спали. Между тем иноки заметили, что келлия полна благоухания, а болящий полон радости и веселия и облечен в иноческую одежду. «От кого, брате, принял ты пострижение? И что за пение мы слышали здесь, которого, однако, не слыхали твои роди­тели?» — спросили они, обращаясь к преподобному. «Я так понимаю, — отвечал он, — что меня постриг, нарекши Пименом, игумен, пришедший сюда с братией; они-то и пели, как вы слышали; они же мне дали и эту свечу, которую вы видите, сказав, что она будет непрерывно гореть в течение сорока дней и ночей. Власы же мои положив в убрус (полотно), они удалились с ними в церковь».

Услышав это, иноки тотчас поспешили в церковь, но она оказалась запер­той. Разбудив пономарей и дознавшись у них, что в церковь после вечерней мо­литвы никто не входил, так как и самые ключи от нее не у них, а у ек­кле­сиарха, иноки отправились к нему. Но и екклесиарх никому не давал ключей и сам ни с кем не входил в церковь. Тогда, взяв ключи, они все вместе пошли в храм, где на гробе преподобного Феодосия действительно нашли ле­жащие в убрусе волосы. После этого о всем известили игумена. Игумен же чрезвычайно удивился и старательно доискивался, кто бы мог постричь препо­добного Пимена, но все розыски были напрасны. Тогда для всех стало очевидно, что пострижение по повелению Божию совершили святые Ангелы. Долго рас­суждали игумен и братия: вменять ли чудесное пострижение как обычное, со­вершенное по уставу. Но так как имелись ясные доказательства действитель­ности совершенного над ним: власы, чудесно перене­сенные на гроб преподобного Феодосия, и свеча, для которой было довольно суток, чтобы сгореть, а она не угасала в течение сорока дней и ночей, — взирая на все это, игумен с братией признали излишним творить на преподобным свое пострижение, но только ска­зали: «Довольно, брат Пимен, тебе: ты от Самого Бога получил ино­ческий образ и нареченное имя».

Случилось как-то, что один больной, страдавший таким же недугом, как и пре­по­добный Пимен, принесен был в Печерский монастырь и пострижен. Иноки, на которых лежала обязанность служить больным, внесли его к блаженному Пимену, чтобы служить обоим вместе и равномерно. Но, небрежно относясь к своим обязанностям, они часто забывали о них, так что больные по временам изнемогали от жажды. Тогда блаженный Пимен сказал лежавшему с ним больному: «Так как прислуживающие нам гнушаются нами по причине смрада, исходящего от нас, то захотел ли бы ты, брат мой, нести их обязанности, если бы тебя восставил Господь?» Больной обещался преподобному с усердием служить до самой смерти. Блаженный Пимен сказал на это: «Вот Господь отнимает болезнь твою от тебя и, сделавшись здравым, исполни обещание твое, служа мне и подобным мне. На нерадивых же о таковом служении Господь наведет болезнь лютую, чтобы они, наказанные так, получили спасение». Больной тотчас под­нялся совершенно здравым и начал слу­жить преподобному Пимену, а прежние его прислужники, гнушавшиеся своего дела — служения больным, были объяты недугом, по слову блаженного. Исцелив­шийся от недуга брат служил усердно, но, побыв немного в таковом деле, и он уклонился от Пимена вследствие мерз­кой его болезни и оставил его без хлеба и воды. Уйдя, он поселился в дру­гой келлии. И вот внезапно, как огнем, охватил его сильный жар, и, не имея сил подняться, он три дня мучился от жажды и наконец стал кричать: «Ради Бога сжальтесь надо мною, ведь я умираю от жажды!» Услыхав его, иноки, находившиеся в ближайшей келлии, пришли к нему и, увидев его бо­лезнь, сообщили о ней преподобному Пимену: «Брат, служивший тебе, умирает». «Что сеет человек, — отвечал преподобный, — то и пожнет: он бросил меня голодного и жаждущего, и сам потерпел то же, солгав Богу и презрев мое недостоинство. Но мы научены не воздавать за зло злом, поэтому идите и скажите ему: тебя зовет Пимен, встань и иди к нему».

Когда заболевшему передали это, он тотчас сделался здоров и, вставши без всякой помощи, пришел к преподобному. Блаженный Пимен долго увещевал его, говоря: «Маловер, вот ты здоров; смотри, опять не согрешай! Разве ты не знаешь, что равную награду будут иметь как болящий, так и служащий ему. Терпение унижен­ных не останется бесплодно: испытывающие здесь кратковре­менную скорбь и тяготу будут испытывать радость и веселие там, где нет ни болезней, ни печалей, ни воздыхании, но жизнь бесконечная. Ради этого я и терплю все. Бог, через меня избавивший тебя от твоего недуга, может и меня вос­ставить от этого одра и исцелить мою немощь, но я сам не хочу, ибо пре­терпевый до конца спасен будет (Мф. 10, 22), — сказал Господь. Лучше в этой жизни я сгнию весь, чтобы в будущей тело мое было нетленно; лучше здесь переносить смрад, чтобы там наслаждаться неизреченным благоуханием. Величественно, брат мой, церковное служение в светлом, чистом и святом месте, где богоугодно и сладостно с невидимыми ангельскими силами возносить молитвы к Богу, почему церковь и называется земным небом, а стоящие в ней по­читаются за стоящих на небе. Эта же темная и смрадная келлия не прежде ли суда суд? Не прежде ли бесконечной муки мука? Но терпящий все это с благода­ре­нием может с правом сказать: Терпя потерпех Господа, и внят ми (Пс. 39, 2); утешая подобных страдальцев, апостол говорит: Аще наказание терпите, якоже сыновом обретается вам Бог. Аще без наказания есте, убо прелюбодейчищи есте, а не сынове (Евр. 12, 7—8), и Сам Господь увещевает нас, брат мой, говоря: В терпе­нии вашем стяжите души ваша (Лк. 21, 19)». Наставленный таковым уве­щанием блаженного, брат был глубоко тронут и с тех пор неотступно служил святому Пимену.

Доблестный же страдалец и достойный подражатель праведного Иова, вос­сылая непрестанные благодарения Богу, лежал одержимый страданиями своими в про­должении двадцати лет. Но вот приспел час и время преставления преподоб­ного. Во святом Печерском монастыре явилось знамение. Ночью над трапезной показа­лись вдруг три огненные столпа, которые потом перешли на верх церкви. Бог весть, о чем говорило сие дивное знамение! Но истинно то, что Бог, в Троице прославляемый, творяй Ангелы Своя духи и слуги Своя пламень ог­нен­ный (Пс. 103, 4), уже прислал Ангелов Своих за душой многоболезненного Пимена. В тот день препо­добный внезапно почувствовал себя здоровым и узнал час исхода своего, как предсказали ему постригавшие его. Восставши от одра своего, преподобный Пимен обошел все келлии, поклонился всем и смиренно простился с братией. Болящим же братиям сказал: «Друзья мои и братья! Встаньте и проводите меня». И тотчас, по слову его, болезни их исчезли и, сделавшись здравыми, они пошли со своим благодетелем. Преподобный Пимен, войдя в церковь, причастился Божественных Таин и после этого, взявши погребальный одр, без постороннего указания пути понес его к пещере, в ко­торой никогда не был и которую не видел от рождения своего. Войдя в пещеру, он поклонился гробу преподобного Антония (+1073; память 10/23 июля и 28 сентября/11 октября) и указал место, где желал быть положенным.

Здесь, в пещере, преподобный Пимен сопровождавшей его братии поведал чудную тайну, указывая на гробы некоторых из братий, лежащих вблизи: «Вы положили в этом гробу двух братьев, одного без схимы, а другого в схиме. Первого инока, положенного без схимы, вы найдете в схиме. Он при жизни неод­нократно хотел принять ее, но все откладывал, дела же являл достойные этого образа, поэтому Господь даровал ему схиму по смерти. Другого же брата, поло­женного в схиме, найдете без нее; он не хотел схимы во время жизни, не показал и дел, достойных ее, а говорил только: “Когда увидите, что я покидаю этот мир, тогда постригите меня в схиму”. Не помнил он слов, сказавшего: Не мертвии восхвалят Тя, Господи, ниже вси низходящии во ад, но мы, живии, благословим Господа (Пс. 113, 25—26). Поэтому и отнята у него схима и дана пока­завшему дела, достойные ее: Имущему бо (добрые дела) дано будет и преиз­будет; от неимущаго же (добрых дел), и еже мнится имея, взято будет (Мф. 25, 29). Третий брат, — продолжал преподобный, — много лет положен здесь и весь истлел, но схима его осталась нетленной: она блюдется для его осуж­дения и обличения в день Страшного суда. Ибо он совершал дела недос­тойные этого образа: всю жизнь провел в лености и грехах, не помня слов Господа: Емуже дано будет много, много взыщется от него (Лк. 12, 48). Постри­жение в схиму не приносит никакой пользы тем, которые не совершают добрых дел, избавляющих от вечных мук».

Преподобный на время замолчал и потом, обратившись к братии, торжест­венно сказал: «Вот, братия, пришли постригавшие меня для принятия моей души» — и вслед за этими словами возлег на одр и успе о Господе. С великой честью братия возложили его на показанном месте в пещере.

После кончины преподобного братия убедились в прозорливости его слов. Отко­павши гробы, о которых рассказал преподобный, они нашли соответственно его словам трех черноризцев: погребенный в схиме из двух, недавно умерших, оказал­ся лишенным ее, а на другого, не имевшего ее, она была возложена. Третьего же брата, уже давно умершего, нашли всего истлевшего, одна только схима его была цела. И долго дивились неизреченному суду Божию, воздающему каждому по делам его.

Небесное знамение, явившееся в виде трех огненных столпов в день престав­ления преподобного Пимена, описано в летописи под 11 февраля 1110 года, когда игуме­ном Киево-Печерского монастыря был святой Феоктист, впоследст­вии епископ Черниговский (+6 августа 1123 г., память 5/18 августа). И день кон­чины преподобного Пимена поэтому предполагается 11 февраля 1110 года, совпавшие с небесным знамением.

Мощи преподобного Пимена почивают в Антониевой пещере.

Вторично память святого празднуется 28 сентября/11 декабря с Собором преподобных Ближ­них пещер.



Источник: http://www.saints.ru/p/pimenpech.html
Категория: Ближние пещеры | Добавил: Pretender (23.06.2007)
Просмотров: 1127 | Рейтинг: 0.0/0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Форма входа

Поиск

Статистика









Copyright Pretender © 2018
Создать бесплатный сайт с uCoz